• Парантеза

Тим Маршалл: Век стен. Ближний Восток


После относительно спокойной и мирной Европы мы переносимся в один из самых опасных регионов планеты — Ближний Восток, где религиозная вражда, этнические конфликты и терроризм привели к возведению стен почти в каждой стране.



Терроризм является постоянной угрозой на Ближнем Востоке, поэтому весь этот регион усеян маленькими стенами. Их можно увидеть в Багдаде, Аммане, Сане, Бейруте, Каире, Эр-Рияде — одним словом, почти в каждой столице. По большей части, это противовзрывные стены, установленные вокруг посольств, штаб-квартир благотворительных компаний, международных организаций, полицейских участков, армейских бараков, государственных учреждений, жилых комплексов, церквей, отелей и даже целых районов.

По одну сторону стены течёт нормальная жизнь: сигналящие машины, уличные торговцы, идущие по своим делам пешеходы; по другую — подобие нормальной жизни: офисные служащие, чиновники и дипломаты тоже занимаются своими повседневными делами, но прекрасно понимают, что если бы не бетонные стены за окном, охранники у входа и блокпост в конце улицы, в любой момент за окном могла бы взорваться автомобильная бомба, а в здание ворваться группа террористов.


Это не шутки. Список атак, совершённых по появления стен, длинен. В этом веке их было более 150. Среди мишеней были жильё иммигрантов в Эр-Рияде, отели в Египте и Йордании, нефтеперерабатывающие заводы в Йемене и Алжире, церкви в Багдаде, американское консульство в Бенгази, Национальный музей Бардо в Тунисе, здание иранского парламента и мавзолей Хомейни.

Стены появились во всех этих местах в ответ на многочисленные атаки.


Прототипом послужила Зелёная зона в Багдаде, огороженный периметр, который был создан после вторжения 2003 года для защиты временного правительства. За стенами Зелёной зоны раз за разом раздавались взрывы ракет, но наиболее распространённым звуком был глухой взрыв автомобильных бомб — напоминание о том, как выглядела ежедневная жизнь для рядовых иракцев и американских военных по ту сторону стены.



Вдоль улиц, ведущих от аэропорта к Зелёной зоне, были выставлены бетонные блоки для защиты от бомб. По мере возростания угрозы блоки начали ставить и вдоль улиц второстепенного значения. Они стали настолько распространённым явлением, что военные придумали названия для разных их видов. Назывались блоки в честь американских штатов: «Колорадо» был средним блоком высотой 6 футов и весом 3,5 тонны, «Техас» — большим блоком высотой 6 футов 8 дюймов и весом 6 тонн, а «Аляска» была аж 12 футов в высоту и весила 7 тонн. Блоки спасали жизни, хоть и не всегда защищали от направленных автомобильных бомб, которые могли пробивать бетон. Однако каждый такой блок стоил более 600 долларов. Помножьте эту цифру на несколько тысяч и 8 лет оккупации, и общая стоимость составит миллиарды.


Стены были необходимы для войны в городских условиях, и их возведение стало частью военной стратегии США.


Солдаты быстро освоили необходимые навыки и могли устанавливать более сотни блоков за одну ночь, иногда под огнём. По мере того, как конфликт между суннитами и шиитами обострялся, стенами стали обноситься целые районы. Бетон спасал жизни, не позволяя боевикам с обеих сторон атаковать мирное население и иностранных работников, но каждый блок был как надгробная плита, под которой была похоронена надежда на то, что свержение Саддама позволит достичь стабильности в Ираке.



Вместо стабильности вторжение в Ирак привело к дестабилизации ситуации в нескольких других странах, распространению исламизма и в итоге созданию огромного пространства, на котором царило беззаконие. Вполне возможно, что арабские революции, начавшиеся в 2011 году в Тунисе, Египте и Ливии (неверно прозванные Арабской весной в рассчёте, что они приведут к масштабным реформам в регионе), случились бы в любом случае — этого мы никогда не узнаем; однако когда они произошли, каждая из упомянутых стран получила подготовленных в Ираке джихадистов.


Состоянием на 2014 год в арабских странах проживало всего 5 процентов мирового населения, но при этом имело место 45 процентов всех терактов.


Войны и революции обнажили глубокий раскол внутри арабского общества. До сих пор сохраняется идея арабского единства в силу общей географии, языка и религии. Но панарабский союз остаётся несбыточной мечтой.



Религия — один из главных источников раздора. В 2004 году король Йордании Абдалла II произнёс известную фразу о «шиитском полумесяце», имея в виду географию распространения иранского влияния от Тегерана, через Багдад и Дамаск, и заканчивая оплотом Хезболлы Бейрутом. Абдалла II осознавал опасность сектантства. В 2007 году, за четыре года до начала войны в Сирии, он сказал в интервью: «Если сектантство продолжит распространяться, его разрушительные последствия ощутит на себе каждый. Оно приведёт к раздору, поляризации и изоляции. Наш регион погрязнет в конфликтах, исход которых невозможно предсказать заранее».


Разделение на суннитов и шиитов существует с VII века, то есть оно почти настолько же старо, как и сам ислам.


В его основе лежит спор о том, кто должен возглавлять ислам после смерти пророка Мухаммеда в 632 году. Шииты, или «сторонники Али», считали, что лидерство должно остаться за представителями рода Мухаммеда, и поддержали его двоюродного брата и зятя Али ибн Абу Талиба. Сунниты не согласились с этим, считая, что во главе должны стоять учёные мужи. Именно они и одержали верх, убив одного из сыновей Али, Хусейна, в битве при Кербеле (680 год) на территории современного Ирака.



С тех пор каждая из сторон назыавет себя истинными представителями ислама. Шииты признают лишь религиозных лидеров, ведущих свой род от Мухаммеда, Али или Хусейна. Сегодня, спустя 1400 лет, эта разница проявляется в мелких, но очень важных для верующего деталях. В некоторых странах форма одежды и длина бороды может указывать на то, шиит человек или суннит. Отличается и манера молиться: сунниты складывают руки, тогда как шииты держат их врозь.


Большинство арабов сунниты, однако шииты составляют большинство в Иране, Ираке и Бахрейне, а также являются заметным меньшинством в Ливане, Йемене, Кувейте и Саудовской Аравии. Как правило, пяти столпов ислама достаточно, чтобы обеспечить мирное сосуществование шиитов и суннитов. Однако периоды конфликтов были на протяжении всей истории ислама. Один из таких периодов имеет место и сегодня.


Пропасть между шиитами и суннитами сейчас шире, чем когда-либо за последние несколько веков.


Отчасти причиной тому государственная политика, а именно борьба за влияние между суннитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном. Вражда между ними также объясняется разной этнической принадлежностью (первые — арабы, вторые — персы) и обычным соперничеством между могущественными державами. И всё же, риторика, используемая обеими сторонами, отдаёт сектантством: радикальные сунниты называют персов «севефидами», от имени персидской династии, сражавшейся против суннитской Османской империи.


Каждая из стран хочет быть самой могущественной мусульманской страной. Их экономические интересы неизбежно конфликтуют друг с другом (например, добыча и торговля нефтью). Они поддерживают противоположные стороны в религиозных конфликтах в других странах региона. А ещё они обвиняют друг друга в спонсировании терроризма. Как следствие, по всему Ближнему Востоку множатся стены.



Саудовская Аравия построила забор протяжённостью сотни миль вдоль своих северных и южных границ. Кувейт окружил забором свою территорию. Йордания укрепила свою границу с Сирией. С севера Турция построила стену высотой 10 футов и толщиной 7 футов, тогда как боевые действия в Ливии вынудили Тунис и Египет построить забор на своих границах.


Стены в Йордании наиболее современные в технологическом плане, хотя причины для их возведения наиболее угнетающие.


Войны в Сирии с севера и Ираке с востока привели к тому, что страну заполонили тысячи беженцев. Вашингтон профинансировал программу по возведению стен в Йордании из бюджета Агентства по сокращению военных угроз. Вдоль границы с Сирией ныне тянется высокотехнологичная стена длиной 160 миль. Она включает в себя сторожевые башни, камеры ночного видения и сенсоры, способные распознавать движение на расстоянии 5 миль. Аналогичная конструкция есть и вдоль границы с Ираком пртяжённостью 115 миль.


Стены в Саудовской Аравии ещё длиннее и дороже, чем в Йордании, но они также были построены с американской помощью. Стена протяжённостью 550 миль на границе с Ираком состоит из тройного забора, гигантского песчаного вала и 32 постов. На юге Саудовская Аравия возвела стену вдоль части своей границы с Йеменом. Сотни миль границы в пустынной части на востоке по-прежнему остаются незащищёнными, однако расстояния там настолько большие, а условия настолько суровые, что мало кто отваживается перекать границу в этом месте.


Помимо проблем вдоль границ, у Саудовской Аравии есть трудности и внутри страны. Несмотря на то, что страну контролируют сунниты, а шииты составляют лишь 15 процентов населения, шиитское меньшинство преимущественно сконцентрировано на востоке, где находится большая часть нефтяных месторождений. Учитывая этот потенциальный источник нестабильности, Саудовская Аравия постоянно ищет способы усовершенствования своих стен.


Кувейт предпочёл отгородиться от Ирака даже несмотря на падение режима Саддама Хуссейна в 2003 году, так как эти страны имеют историю конфликтов.


Шейхство Кувейт было основано после подписания англо-османской конвенции 1913 года. Но Ирак так и не признал проведённые британцами границы и не раз заявлял права на это богатое нефтью государство. В 1990 году иракские войска вторглись в Кувейт, но были отброшены возлавляемой США коалицией. После этого Кувейт построил на границе с Ираком барьер из трёх песчаных валов. В некоторых местах была протянута колючая проволока и выкопаны противотанковые рвы. Однако в 2003 году, в ходе следующей возглавляемой США кампании, эта конструкция стала препятствием уже для американцев.



Год спустя Ирак уже не представлял угрозы для Кувейта, однако тот всё равно решил построить новую, более надёжную стену. По согласию обеих сторон, забор протяжённостью 135 миль был возведён от приграничного иракского города Умм-Каср до места пересечения границ Ирака, Кувейта и Саудовской Аравии. Как и многие другие страны на Ближнем Востоке, Кувейт пытается обезопасить себя от имеющего место в Ираке насилия, а также предотвратить поток нелегальной иммиграции из более бедных стран.


Турция, тем временем, больше обеспокоена угрозой, исходящей от Сирии, и строит стену вдоль части своих границ.


Помимо самой стены на турецко-сирийской границе есть окопы, прожекторы, сторожевые башни, аэростаты наблюдения, тепловизоры, радары, системы наведения и бронемашины «Кобра 2». Поддержав оппонентов Ассада и сыграв важную роль в войне, Турция теперь пытается не допустить проникновения в страну беженцев и террористов из Сирии. Но у Турции есть и ещё одна проблема — курды.



Когда мы думаем о Ближнем Востоке, то как правило представляем себе арабов. Однако регион населяют разные народы, которые исповедуют разные религии и говорят на разных языках. Есть здесь и свои меньшинства, самые заметные из которых курды, друзы, езиды и халдеи.


Курды — самое многочисленное меньшинство. На Ближнем Востоке их насчитывается около 30 миллионов, из которых примерно 2 миллиона живёт в Сирии, 6 миллионов в Ираке, столько же в Иране и 15 миллионов в Турции.


Часто можно услышать, что курды — это самый многочисленный народ в мире, не имеющий собственной страны.


Существует движение за создание государства Курдистан, но учитывая различия между курдами и противодействие других государств, курдам вряд ли суждено объединиться. Референдум о независимости Иракского Курдистана, прошедший в 2017 году, должен был стать шагом навстречу мечте, однако Турция и Иран никогда не допустят возникновения Курдистана, который бы включал в себя хоть дюйм их территории. Иракское правительство отреагировало на референдум, отправив войска в контролируемый курдами и богатый нефтью город Киркук.



У иракских курдов плохие воспоминания о социалистической партии Баас Саддама Хуссейна. В ходе кампании Анфаль в 1980-х годах тысячи курдов погибли в результате газовой атаки и ещё тысячи были убиты в течение последующих десяти лет. Подобная брутальность не редкость для режимов на Ближнем Востоке.


Что не так в арабском мире? Почти всё. Что было испробовано для исправления ситуации? Почти всё.


Многие арабские секуляристы винят во всех проблемах иджтихад. Буквально это слово переводится как «усердствование» и означает толкование религиозных вопросов, прямо не описаных в Коране и хадисах — преданиях о словах и деяниях пророка Мухаммеда. На протяжении нескольких веков каждый учёный мусульманин мог предлагать собственные толкования, но в конце существования Аббасидского халифата (750 — 1258 годы) было объявлено, что «врата иджтихада закрылись», и с этого момента никто больше не может оспаривать законы и толкования, изложенные учёными мужами предыдущих поколений.


На данный момент арабские страны разделены и раздираемы конфликтами, как внешними, так и внутренними. Мечта о панарабском союзе превратилась в кошмар. Когда пробуждаются демоны сектантства, требуется не одно поколение, чтобы избавиться от подозрений и страха.


Президент Египта Анвар ас-Садат, выступая в 1977 году перед депутатами Кнессета с речью, посвящённой арабо-израильскому конфликту, произнёс слова, которые остаются актуальными и сегодня: «По-прежнему остается ещё одна стена — психологический барьер между нами; барьер отрицания, страха, обмана, иллюзий и бездействия».



©Tim Marshall



Оригинал можно почитать тут.

23 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все