• Парантеза

Тим Маршалл: Век стен. Индийский субконтинент


После Ближнего Востока и Африки, мы отправляемся в ещё один очаг этнической и религиозной вражды — Индию. Здесь имеет место насилие между индийцами и мусульманами из Пакистана и Бангладеш, индийцами и нага из Мьянмы, а также между одними индийцами и другими.



Забор вдоль границы Индии и Бангладеш — самый длинный в мире. Он тянется на 2500 миль и проходит через равнины, холмы, леса и джунгли; единственная часть, где Бангладеш не окружен им — это побережье Бенгальского залива. Территории по обе стороны густо населены, а земля местами обрабатывается впритык к забору.


На протяжении сотен миль забор двойной, на некоторых участках протянута колючая проволока, на некоторых возведена стена, на некоторых забор находится под напряжением, а на некоторых освещён светом прожекторов. В Западной Бенгалии, на которую приходится половина границы, забор оснащён умными датчиками, радиопеленгаторами, тепловизорами и камерами ночного видения.



Индийцы переходят от системы патрулирования границ, полагающейся на большое количество солдат, к системе, дающей возможность мгновенно распознать проникновение и отправить отряд быстрого реагирования. Технологии позволяют сэкономить сотни человекочасов. Даже если датчик срабатывает за много миль от диспетчерской, в считаные минуты дрон может быть на месте, а патруль в пути.


Но несмотря на все меры безопасности люди всё равно пересекают границу. Их не останавливают ни высокотехнологичный забор, ни колючая проволока, ни стрельба на поражение.


Среди сотен людей, убитых при попытке пересечения границы, была 15-летняя девочка из Бангладеш Фелани Хатун. Семья Фелани нелегально работала в Индии, не имея ни виз, ни паспортов, так как получить эти документы сложно и дорого. Фелани и её отец хотели навестить оставшуюся дома семью и заплатили контрабандисту 50 долларов, чтобы тот переправил их через границу.



На рассвете Фелани взобралась по бамбуковой лестнице, предварительно приставленной к забору. Её шальвар-камиз зацепился за колючую проволоку. Она запаниковала и начала звать на помощь отца. Из-за случаев проникновения террористов через границу индийские пограничники получили приказ стрелять на поражение и выполнили его. Смерть Фелани была медленной. Она несколько часов провисела на заборе, истекая кровью. Шокирующее убийство молодой девушки привлекло внимание международного сообщества, которое осуждило приказ открывать огонь на поражение. Со временем инцидент забылся, но приказ и забор остались. Смерть Фелани — это цена, которую приходится платить за подобные барьеры. Индия — не исключение. В последнее время наблюдается рост количества подобных смертей по всему миру.


Год 2016 стал рекордным с точки зрения числа смертей на границах (7200 во всём мире) из-за ужесточения мер безопасности.

Официальное обоснование необходимости забора на границе между Индией и Бангладш — это противодействие контрабанде оружия и проникновению инсургентов. На самом же деле его главная роль — предотвращение массовой нелегальной иммиграции, которая приводит к бунтам и убийствам иностранцев. Он был построен, чтобы не пускать людей в страну. Но это неспокойный регион, и иммиграция здесь не единственная проблема. Как и во многих других регионах мира, конфликты на Индийском субконтиненте зачастую проистекают из границ, проведённых колонизаторами; ситуацию усугубляют религиозные и этнические предрассудки и политические реалии. Многие религиозные конфликты уходят корнями к исламскому завоеванию Индии в средневековые времена.


В ходе первых мусульманский вторжений из Центральной Азии население Индии подверглось массовому обращению в ислам. Однако размеры Индии стали проблемой для завоевателей: такую обширную территории почти невозможно контролировать своими силами. Поэтому тогда как сотни миллионов индусов были обращены в ислам, ещё сотни миллионов остались индуистами. Даже во времена Империи Великих Моголов (1526-1857), когда власть мусульман распространилась почти на всю территорию Индии, завоеватели быстро осознали то, что позже поняли и британцы: чтобы получить доступ к богатствам Индийского субконтинента, легче разделять и властвовать над отдельными регионами, чем пытаться приобрести власть над целой страной.


К западу от пустыни Тар и в дельте реки Ганг (эти регионы сегодня входят в состав Пакистана и Бангладеш) большая часть населения была обращена в ислам, но на остальной территории большинство осталось индуистами.


После ухода британцев в 1947 году отцы-основатели Индии решили создать мультирелигиозное демократическое государство, простирающееся от гор Гиндукуш на востоке до Араканских гор на западе и от Гималаев на севере до Индийского океана на юге. Но Мухаммад Али Джинна, который стал первым лидером Пакистана, считал, что поскольку мусульмане были бы меньшинством в этом государстве, то нуждались в своей собственной стране. Он хотел создать мусульманскую страну для мусульман и провёл границу по религиозному, а не географическому признаку. Так возникли два государства, Индия и Пакистан.



Само собой, все регионы были в той или иной степени смешанными, поэтому многим людям пришлось перебираться на новые места. Разделение субконтинента сопровождалось массовым кровопролитием. Миллионы людей были убиты в процессе переселениия сикхов, индусов и мусульман в регионы, где они чувствовали бы себя в безопасности.


Ни одна, ни другая страна так и не перевернула эту страницу; сегодня пропасть между ними не менее широкая, чем прежде. Это подтверждает и забор с колючей проволокой.


Индия притягивает мигрантов как магнит. Это демократическая страна, имеющая законы для защиты прав нацменьшинств и процветающую (по сравнению с соседями) экономику. Беженцы и нелегальные иммигранты приезжают сюда из Афганистана, Шри-Ланки, Мьянмы, Тибета, Пакистана и Бангладеш. Здесь живёт как минимум 110 тысяч тибетцев, которые бежали после того, как Китай аннексировал их родную землю в 1951 году; примерно 100 тысяч ланкийских тамилов, которые приехали во время гражданской войны на Шри-Ланке; и множество афганцев. Но большая часть иммигрантов прибыла из Бангладеш, который окружён территорией Индии с трёх сторон.



После раздела Британской Индии в 1947 году огромное количество людей прибыло из тогдашнего Восточного Пакистана, скрываясь от преследований, нетерпимости и экономических проблем, причём их число ещё больше возросло после конфликта в Западном Пакистане. Одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять, почему этим двум анклавам не суждено было стать единой страной: их разделяет 1300 миль. После многолетних преследований со стороны Западного Пакистана, в 1971 году бенгальцы Восточного Пакистана выступили за независимость. Пакистанское правительство решило жестоко подавить эту инициативу в зародыше. Миллионы были убиты. Ещё миллионы бежали в Индию. И сегодня тысячи бенгальцев пересекают границу ежегодно.


Жизнь в Бангладеш сурова. По данным Азиатского банка развития, почти 13 процентов населения живёт за чертой бедности.


В девенской местности единственная доступная работа — это тяжкий труд на ферме, а в крупных городах разрастаются трущобы, в которых живут приезжающие в поисках работы на фабрике. В стране царит религиозная нетерпимость, разжигаемая радикальными исламистами. Есть многочисленные случаи принудительного обращения индуистов в ислам и похищения юных девушек. Согласно статье 41 Конституции Бангладеш, в стране действует свобода вероисповедания, но на практике за последние годы экстремисты не раз нападали на индуистские храмы, сжигали дома и избивали людей. Как следствие, многие индуисты перебираются в Индию. Если добавить к этому ежегодные ливни и наводнения, становится ясно, почему люди массово покидают Бангладеш. Однако есть и те, кто уезжает не в поисках работы и не убегая от преследований. Граница разделила людей, которые на протяжении столетий жили вместе.


Точную цифру назвать сложно, но по приблизительным оценкам, количество людей, переехавших из Бангладеш в Индию в этом столетии составляет 15 миллионов. Это порождает огромные проблемы в приграничных индийских штатах — Западной Бенгалии, Ассаме, Мегхалае, Мизораме, Трипуре — где осели мусульмане из Бангладеш. Больше других пострадал Ассам на северо-востоке Индии. Во время войны за независимость Бангладеш большинство тех, кто бежал в Индию, были индуистами, однако скоро к ним присоединились и мусульмане. С 1971 по 1991 год мусульманское население выросло с 3,5 миллиона до 6,3 миллиона, что привело к этническому конфликту.


В 1982 году разразились массовые антибангладешские протесты. Были сформированы отряды народного ополчения и началось восстание, в ходе которого тысячи чужеземцев были убиты, большинство из них мусульмане. Индира Ганди отреагировала обещанием построить на границе забор с колючей проволокой.



Пример Ассама позволяет понять проблемы, с которыми имеет дело Индия. Как и в случае с другими регионами, ландшафт Ассама не позволяет обеспечить полную безопасность на границе. Протяжённость границы здесь составляет всего 163 мили, однако её часть проходит по реке Брахмапутра, которая ежегодно выходит из берегов.


С 1971 года население Ассама выросло более чем вдвое, с 14,6 миллиона до более 30 миллионов, преимущественно за счёт нелегальной иммиграции. Индийские националисты опасаются, что к 2060 году здесь будет мусульманское большинство. В 2015 году в штате проживало 19 миллионов индуистов и 11 миллионов мусульман. После кровавых бунтов 1982 года парламент принял Ассамское соглашение, согласно которому приехавшие до 1971 года могли остаться, а приехавшие после 25 марта этого года — дня когда пакистанская армия начала полномасштабную операцию против гражданского населения — подлежали депортации.


План не сработал. Из 10 миллионов, бежавших из Бангладеш во время войны, несколько миллионов осталось в Индии. Более того, продолжали прибывать новые иммигранты. Как следствие, заборы становились всё длиннее, выше и современнее. Количество жертв также росло.


По данным организации Human Rights Watch, за первое десятилетие XXI века индийские пограничники застрелили 900 граждан Бангладеш.


По мнению Индии, Пакистан так и не простил ей содействие в обретении независимости Бангладеш. Чтобы отомстить, он использует тактику, известную под названием «стратегическая глубина», то есть поощряет нелегальную иммиграцию и финансирует терроризм, поддерживая группировки вроде Харкат-уль-Джихад-аль-Исламия и Джамаат-уль-Муджахедин. По мнению индийцев, изменение демографической ситуации в приграничных штатах может привести к возникновению политических партий, которые потребуют сначала автономии, а затем и независимости. Упоминается даже название для этого будущего мусульманского государства: Бангабхуми.



Правда это или нет, но многие неправительственные эксперты по охране границы утверждают, что стены и заборы не помогают бороться ни с потоком иммигрантов, ни с терроризмом.


Неудивительно, что многие бангладешцы чувствуют себя в западне. С востока, запада и севера их окружает индийский забор, а с юга Бенгальский залив и море, причём море с каждым годом подбирается всё ближе.


Бангладеш — одна из наиболее густонаселённых стран мира. По площади она меньше Флориды, но здесь проживает 165 миллионов человек (для сравнения, во Флориде — 20 миллионов), причём население быстро растёт. Большая часть страны расположена на уровне моря. Сотни рек выходят из берегов каждый год, вынуждая миллионы людей перемещаться. Большинство из них в итоге возвращаются; однако, согласно прогнозам экспертов по климату, в течение 80 лет температура поднимется на 2 градуса, а уровень моря на 3 фута. Если это произойдёт, пятая часть страны окажется под водой. Учитывая низкий уровень медицинских и образовательных услуг, очевидно, что если 20 процентов территории страны уйдёт под воду, а ещё некоторая часть станет непригодной для ведения сельского хозяйства, многие люди вынуждены будут переехать. Часть из них отправится на Запад, но более бедные двинутся в сторону Индии, где натолкнутся на забор и пограничников. Тогда Индия получит ещё более серьёзный политический и гуманитарный кризис, чем сейчас.


К югу от Ассама расположены покрытые джунглями Араканские горы, которые разделяют Индию и Мьянму. Время от времени люди пробираются через джунгли, чтобы получить убежище в Индии, но не в таких количествах, чтобы это стало государственной проблемой. Большее беспокойство вызывают бунты народа нага в Мьянме, которые местами распространяются и на территорию Индии. Эта проблема привела к постройке ещё одного забора, но теперь уже не Индией, а Мьянмой.



Нага — это группа горных племён. Некоторые из них перестали заниматься охотой за головами лишь недавно, приняв христианство. Они по-прежнему соблюдают многие древние обряды и не чувствуют родства ни с жителями Мьянмы, ни с жителями Индии. После провозглашения независимости Индии в 1947 году и Мьянмы годом позже, нага оказались разделены новыми границами. В 1950-х годах разразился вооруженный конфликт, когда нага на индийской стороне границы начали выступать за независимость от Нью-Дели. Создание штата Нагаленд (самого маленького в Индии) в 1963 году снизило градус насилия, но не решило проблему полностью. К 1970-м годам боевиков удалось вытеснить на территорию Мьянмы, но те продолжают борьбу. Число нага по обе стороны границы сейчас оценивается в 2 миллиона человек.


Мьянма, в которой хватает внутренних проблем, не особо препятствует нага в подготовке боевиков и совершении атак на Индию.


Само собой, это очень раздражает индийское правительство. В 2015 году, после атаки, в ходе которой было убито 18 индийских солдат, индийская армия провела первую за много лет ответную операцию. Ночью вертолёты высадили по ту сторону границы индийский десант, который атаковал лагерь нага. По заявлению Нью-Дели, было ликвидировано около 38 повстанцев, однако эта цифра вызывает сомнения.


Индия продолжила проводить подобные операции, и в начале 2017 года Мьянма начала строить забор на границе с самоуправляемой зоной Нага. Официально Индия не участвует в постройке забора; однако на деле Нью-Дели ежегодно даёт правительству Мьянмы 5 миллионов долларов на «развитие приграничных районов». Забор соответствует интересам обеих стран.


Не все индийские границы настолько проблемные, что нуждаются в стенах. С Бутаном у страны очень хорошие отношения, и так как 98 процентов бутанского экспорта отправляется в Индию, ни одна из стран не видит причин для укрепления границы. И хотя отношения с Непалом у Индии более натянутые после четырёхмесячной блокады границы в 2015 году, Нью-Дели не собирается строить забор вдоль границы протяжённостью 1000 миль, желая сохранить своё влияние в этой стране, так как знает, что вакуум в любой момент готов заполнить Китай. С Китаем у Индии естественная граница — Гималаи, поэтому своего рода стена между этими странами уже есть.


Проблемы снова начинаются на границе с Пакистаном.


Отношения между двумя странами очень непростые ещё со времён раздела Индии. Индия построила стену длиной 340 миль вдоль «линии контроля» (линии прекращения огня) в Кашмире, на который претендуют обе страны. Большая её часть находится на 150 ярдов вглубь контролируемой Индией территории и состоит из двойного забора высотой 12 футов и минного поля.



В 1947 году, согласно плану Маунтбеттена, штаты получили выбор: присоединение к Индии, Пакистану или независимость. Правитель Кашмира махараджа Хари Сингх был индуистом, тогда как большинство его подданных были мусульманами. Махараджа выбрал нейтралитет, что привело к мусульманскому восстанию, поддерживаемому Пакистаном. В итоге махараджа вынужден был уступить Кашмир Индии. Это, в свою очередь, привело к полномасштабной войне, в результате которой штат был разделён, однако по обе стороны границы большинство получили мусульмане. В 1965 году началась ещё одна война, а в 1999 году произошли столкновения между индийскими войсками и финансируемыми Пакистаном группировками. К этому моменту обе страны уже обладали ядерным оружием, поэтому предотвращение конфликта между ними стало ещё более важной задачей.


Время от времени между странами проводятся переговоры, совершаются жесты дружелюбия (в форме матчей по крикету), но Индия сделала вывод, что до тех пор пока проблемы не будут решены, мир можно поддерживать лишь при помощи стен.


Подобные инициативы по-разному интерпретируются сторонами. Тогда как с точки зрения Индии возведение укреплённого наблюдательного пункта — это оборонительная мера, Пакистан видит в нём плацдарм для нападения. Между странами нет соглашения касательно границы, но теоретически действия обеих сторон должны регулироваться Карачинским соглашением 1949 года. Согласно ему не должно быть оборонительных сооружений на расстоянии 500 ярдов от линии контроля, однако обе стороны часто игнорируют это правило. Режим прекращения огня также часто нарушается. Помимо регулярных перестрелок между войсками Индии и Пакистана, Нью-Дели также обвиняет Исламабад в финансировании террористических группировок, совершающих атаки на индийские города. Начиная с 1980-х годов, страны периодически устраивают артиллерийские дуэли на вершине ледника Сиачен в Гималаях. Это самая высокая в мире зона боевых действий. Пакистанские и индийские солдаты противостоят другу другу на высоте 20 тысяч футов над уровнем моря. Срок служдбы здесь ограничен всего 12 неделями, так как нехватка кислорода может вызывать бессонницу и галлюцинации, а большинство смертей вызваны не вражеским огнём, а обморожением.



Кашмир остаётся главным яблоком раздора между двумя странами. Их общая граница была прочерчена чужеземцами и разделила целые сообщества. Граница Пакистана с Афганистаном также была проведена чужаками. Ранние мусульманские завоеватели использовали Афганистан в качестве трамплина для завоевания Индии, а британцы позже провели здесь западную границу жемчужины своей империи. Эта граница по-прежнему носит название линии Дюранда, в честь сэра Мортимера Дюранда. В 1893 году он вместе с афганским эмиром Абдур-Рахманом провёл черту, которая по сути создала Афганистан как буферную зону между контролируемой британцами Индией и контролируемой Россией Центральной Азией.


Эта граница была, есть и всегда будет проблемной. Она разделяет пуштунов на граждан двух разных стран. По этой причине, а также потому что Афганистан претендует на часть территорий к востоку, Кабул не признаёт эту границу.


Пакистан не хочет потерять часть своей территории из-за пуштунского национализма, поэтому делает всё, чтобы Афганистан оставался слабым.


Он тайно поддерживает Талибан и другие афганские группировки. Однако эта поддержка в итоге обернулась против самого Пакистана, так как помимо афганского Талибана появился ещё и пакистанский. Обе группировки причастны к убийствам пакистанских гражданских и военных.


К весне 2017 года ситуация ухудшилась настолько, что Пакистан объявил о намерении построить забор вдоль границы Территории племён федерального управления. Однако даже если пакистанцам удастся обнести забором этот трунодоступный горный ландшафт, уже слишком поздно: Талибан внутри страны.



К югу от линии Дюранда находится граница между Пакистаном и Ираном. Здесь стену — высотой 10 футов и толщиной 3 фута — строят уже иранцы. Причиной для её возведения послужили контрабанда наркотиков и проникновение суннитских боевиков на территорию Ирана, где большинство составляют шииты. В 2014 году иранские войска перешли границу, чтобы ликвидировать группу боевиков, и вступили в перестрелку с пакистанскими пограничниками. Отношения между двумя странами ныне дружеские, однако Иран всё же решил построить стену, чтобы избежать ухудшения ситуации.


Не все стены на Индийском субконтиненте сделаны из камня и проволоки; некоторые из них невидимы, но от этого ничуть не менее реальны.


Внутри индийского общества существует разделение, которое в любой другой стране вызвало бы всеобщее осуждение. Однако об ужасах индийской кастовой системы мир преимущественно молчит. Эта система породила сегрегированное общество, в котором одни люди считаются высшими существами, а другие нечистыми, и каждый должен оставаться на своём месте. Как следствие, определённые категории людей лишены права на работу и свободу передвижения. Система гарантирует правящей касте привилегии, а других обрекает на бедность и бесправие.

Кастовая система зародилась более 3 тысяч лет назад и имеет религиозные корни. Все индийцы принадлежат к неизменным ступеням иерархии в зависимости от своего рода занятий. Согласно «Ману-смрити», самой авторитетной книге древнеиндийского права, кастовая система — это основа порядка в обществе. Представители высших каст живут отдельно от других, места для приёма пищи также разделены, браки между представителями разных каст запрещены, а многие виды деятельности недоступны для низших каст.


В доиндустриальном европейском обществе существовала система передачи профессиональных знаний по наследству, что гарантировало неизменность классового разделения. Но эта система не имела религиозной основы и ослабла с наступлением современности. Индийская кастовая система также местами ослабевает из-за урбанизации, однако религиозная основа позволяет ей оставаться частью повседневной жизни. Большая часть населения Индии по-прежнему живёт в сельсксой местности, где трудно скрыть свое происхождение.


Согласно индийской кастовой системе, есть четыре сословия: брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. Брахманы, которые преобладают в сферах образования и науки, происходят из головы Брахмы, бога творения. Кшатрии (воины и правители) возникли из его рук, вайшьи (торговцы) — из бёдер, а шудры (наёмные рабочие) — из стоп. Вне системы находятся неприкасаемые, которые также называются далитами. Если вы видите индийца, который подметает улицы или чистит туалеты, это наверняка далит.


В кастовой системе есть элемент расизма, который многие предпочитают игнорировать.


Генетическое исследование, проведённое в 2016 году Центром клеточной и молекулярной биологии в Хайдарабаде, показало, что более светлые оттенки кожи намного чаще встречаются среди представителей высших каст. В теории, дискриминация запрещена светскими законами страны, однако так как руководящие посты занимают представители высших каст, которым выгодно сохранение статуса-кво, эти законы не соблюдаются. Учитывая высокий процент сельского населения и религиозные основы индийского общества, предрассудки удастся преодолеть ещё нескоро. И не факт, что большинство индийцев этого хотят.



В 1936 году выдающийся индийский интеллектуал Бхимрао Рамджи Амбедкар получил приглашение прочитать лекцию. Среди прочих смелых вещей в ней были следующие слова: «Нет более унизительной системы организации общества, чем кастовая система. Она парализует, калечит и лишает людей возможности приносить пользу». Лекция была отменена на основании того, что определённые её фрагменты были «неприемлемыми». Позже в том же году Амбедкар опубликовал свою лекцию в форме эссе.


Индия образца XXI века далека от «паралича». Это стремительно развивающаяся и всё более значимая на международной арене страна. И тем не менее, внутри неё есть препятствия, мешающие развитию десятков миллионов людей. Стены, которые окружают Индию, имеют целью удержать людей за пределами страны, а стены внутри Индии — удержать людей в состоянии порабощения.



©Tim Marshall



Оригинал можно почитать тут.

46 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все