Поиск
  • Роман Шевчук

Бертран Рассел: Идеи, которые помогли человечеству


Продолжение хит-парада идей человечества от одного из самых значимых философов XX века, рационалиста, логика и борца за свободу слова и мысли Бертрана Рассела: на этот раз достижения, которые принесли людям какое-никакое, но всё же благо.




Прежде чем переходить к обсуждению предмета, необходимо определить, что можно считать полезным человечеству. Есть ли человечеству польза от того, что оно становится более многочисленным? Или от того, что люди становятся менее похожими на животных? От того, что они становятся счастливее? Что они учатся наслаждаться большим количеством вещей? Что они становятся дружелюбнее друг к другу? Я думаю, что все эти вещи входят в число тех, которые помогают человечеству, и для начала стоит сказать несколько вступительных слов о каждой из них.


Наиболее очевидная выгода для человечества заключается в увеличении его численности. Технологический прогресс возможно и не имел целью рост населения, но привел именно к такому результату. Если это можно считать поводом для радости, то нам есть чему порадоваться.


Мы также стали, в определённом отношении, менее похожими на животных. Во-первых, приобретённые, а не врождённые навыки теперь играют главную роль в жизни человека; во-вторых, обдуманные действия всё более преобладают над импульсивными.


Что касается счастья — всё не так радужно. В отличие от животных, мы страдаем не только от бед, которые приключаются с нами, но и от собственного ума. Умение сдерживать свои сиюминутные побуждения при помощи разума предотвращает беды, но делает это ценой тревожности и общего недостатка радости.


Зато с разнообразием удовольствий дело обстоит хорошо.


Животным не доставляют никакого удовольствия не только музыка, поэзия и наука, но даже футбол, бейсбол и алкоголь, тогда как человеческий разум позволяет наслаждаться большим количеством вещей.


Но мы приобрели это преимущество ценой большей склонности к скуке.


Мне могут возразить, что вовсе не многочисленность населения и не умножение удовольствий творят славу человека, а умственные и нравственные качества. Очевидно, что мы знаем больше, чем животные, и этот факт принято считать одним из наших достоинств. Хоть можно поспорить, что знать больше — лучше, знания действительно отличают нас от дикарей.


Научила ли нас цивилизация быть более дружелюбными друг к другу? Ответ очевиден.


Дрозды заклёвывают старого дрозда до смерти, в то время как люди дают престарелому человеку пенсию.


В пределах собственной стаи мы более дружелюбны друг к другу, чем большинство животных. Но с теми, кто не принадлежит к нашей стае — несмотря на все усилия моралистов и религиозных учителей — мы обходимся настолько же жестоко, как и животные, а наш разум позволяет придать этой жестокости размах, недоступный даже самому свирепому зверю.


Все эти факты должны приниматься во внимание при рассмотрении вопроса о том, какие идеи более всего помогли человечеству. Идеи, о которых здесь пойдёт речь, могут быть разделены на две категории: способствующие развитию знаний и технологий и относящиеся к нравственности и политике.



Знания и технологии


ЯЗЫК


Наиболее важные и трудные шаги на пути развития языка были сделаны в доисторические времена. Неизвестно, когда именно появился язык, но можно с уверенностью сказать, что это был долгий процесс. Без языка было бы крайне сложно передавать из поколения в поколение все те изобретения и открытия, которые были сделаны человечеством позже.



ОВЛАДЕНИЕ ОГНЁМ


Ещё одним огромным шагом, который мог быть сделан как до, так и после появления языка, было овладение огнём. Вероятно, огонь изначально использовался в основном для того, чтобы отгонять диких животных, пока люди спали, но затем ему нашли и другое применение. Однажды ребёнок бросил кусок мяса в огонь, и родители отчитали его за это. Но, достав мясо из огня, они обнаружили, что его вкус заметно улучшился — так началась история кулинарии.



ОДОМАШНИВАНИЕ ЖИВОТНЫХ


Приручение животных — в особенности коров и овец — наверняка сделало жизнь намного проще и безопасней. Некоторые антропологи считают, что люди изначально не думали о пользе от домашних животных, а просто приручали то животное, которое считалось священным в их религии. Племена, поклонявшиеся львам и крокодилам, вымерли, в то время как те, чьим священным животным была корова или овца, процветали.



СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО


Даже более важным, чем одомашнивание животных, было возникновение сельского хозяйства. В то же время, оно привнесло в религию кровавые практики, сохранившиеся на долгие века. Обряды плодородия, как правило, сопровождались человеческими жертвами и каннибализмом. Молох не помогал злакам расти до тех пор, пока ему не давали насладиться кровью детей. Схожий метод практиковали на заре индустриализации и евангельские христиане Манчестера, заставляя шестилетних детей работать по двенадцать, а то и по четырнадцать часов в сутки, что нередко заканчивалось смертью. Со временем стало ясно, что растить пшеницу и производить изделия из хлопка можно и без крови младенцев. Причем если в случае с пшеницей на это открытие ушла тысяча лет, то в случае с хлопком — менее века. Так что прогресс налицо.



ПИСЬМЕННОСТЬ


Последним из великих доисторических изобретений была письменность, которая и положила начало истории. Письмо, как и устная речь, развивалось постепенно. Изображения, предназначенные для передачи смысла, вероятно, появились примерно в то же время, что и речь. Однако переход от изображений к слоговому письму и затем к алфавиту был очень медленным. В Китае последний шаг так и не был сделан.



МАТЕМАТИКА, АСТРОНОМИЯ И ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ


Переходя к историческим временам, мы обнаруживаем, что первые важные шаги были сделаны в области математики и астрономии. Обе науки возникли в Вавилонии за несколько тысячелетий до нашей эры. Образование в Вавилонии, однако, стало стереотипным и непрогрессивным задолго до первого контакта вавилонян с греками. Именно грекам мы обязаны современными методами мышления. В процветающих коммерческих городах Греции богатые люди, зарабатывавшие на труде рабов, контактировали со многими народами — как цивилизованными, так и варварскими. Греки быстро переняли то лучшее, что было у цивилизованных народов — вавилонян и египтян, и к VI веку до н. э. достигли уровня просвещённости, не превзойдённого до наших дней.


Грекам удалось добиться значительного прогресса в математике и астрономии.


В отличие от наших современников, греки пользовались математикой не в целях совершенствования методов производства; математика была «джентльменским» занятием, ценным самим по себе как источник истины. Астрономия, ценившаяся в XVI и XVII веках преимущественно по причине её пользы для навигации, также практиковалась греками без мыслей о практической пользе — не считая поздней античности, когда она начала смешиваться с астрологией. Греки довольно рано пришли к открытию о шарообразной форме Земли и достаточно точно установили её размер. Они придумали способ рассчитать расстояние до Солнца и Луны, а Аристарх Самосский даже сформулировал полноценную коперниковскую гипотезу, но его воззрения были отвергнуты всеми его последователями за исключением одного, и начиная с III века до н. э., не было достигнуто никакого существенного прогресса. Однако в эпоху Ренессанса достижения греков были открыты заново, и это в значительной мере поспособствовало развитию современной науки.


В XVII веке Галилей, Декарт, Ньютон и Лейбниц сделали огромный шаг вперед в понимании природы.


Современная промышленная и военная техника (кроме разве что атомной бомбы) до сих пор зиждется на законах динамики, открытых Галилеем и Ньютоном. Астрономия, по большей части, основывается на тех же принципах.



В XVII веке стало очевидно, что для понимания законов природы необходимо избавиться от этических и эстетических предрассудков. Искоренить их помогла астрономия. Система Коперника не только доказала, что Земля — не центр Вселенной, но и подсказала некоторым смелым умам, что человек, возможно, — не конечная цель Создателя. Однако в целом астрономы были набожными людьми и до XIX века большинство из них верили в Книгу Бытия — пока геология, Дарвин и теория эволюции не пошатнули их веру.



Нравственность и политика


БРАТСТВО


Нравственные идеи порой следуют за политическими событиями, а порой опережают их. Братство всех людей — это идеал, который обязан своим появлением политическим событиям. Когда Александр Македонский завоевал Восток, он задался целью устранить различия между греками и варварами — несомненно, потому что его греко-македонская армия была слишком маленькой, чтобы удержать такую обширную империю силой. Он обязал своих офицеров жениться на варварках, и, дабы показать пример, сам взял в жёны двух варварских принцесс. Эта политика умерила гордыню греков и их претензии на исключительность, и греческая культура распространилась на многие регионы, не населённые эллинами.


Основатель стоицизма Зенон, который был ещё ребёнком во времена завоеваний Александра, был финикийцем, а некоторые другие известные стоики были греками.


Именно стоики изобрели идею братства всех людей. Они учили, что все люди — дети Зевса и что мудрец должен одинаково относиться к грекам и варварам, свободным людям и рабам.


Когда Римская империя объединила весь развитый мир под своим крылом, возникла благоприятная политическая обстановка для распространения этой доктрины.



Христианство и буддизм проповедовали ту же идею. Может показаться, что эти возвышенные этические учения оказали очень незначительное влияние на мир: в Индии буддизм постепенно сошёл на нет, а в Европе христианство вскоре утратило многие из аспектов, на которых делал акцент Христос. Но это не так. Установление христианства в качестве государственной религии положило конец гладиаторским боям — не потому, что они были жестокими, а потому, что они считались идолопоклонством. Вместе с гладиаторскими боями исчез и культ жестокости, из-за которого население Рима деградировало. Христианство также облегчило судьбу рабов, способствовало созданию больниц, распространению благотворительности и возникновению современного либерализма. Оно и сегодня стоит за многими благими делами в нашем грустном мире.



РАВЕНСТВО


Лозунги Французской революции — Свобода, Равенство и Братство — имеют религиозные корни. О братстве уже шла речь выше. Равенство было отличительной особенностью древнегреческих орфических сообществ, которые принимали рабов и женщин наравне со свободными гражданами-мужчинами. Платон выступал за предоставление женщинам права голоса исходя из орфических верований: орфики верили в переселение душ и считали, что душа, которая в настоящей жизни населяет тело раба, может в следующей жизни вселиться в тело короля; соответственно, раба и короля можно считать равными, так как и тот, и другой обладают бессмертной душой. Эта идея перетекла из орфизма в стоицизм, а затем и в христианство. Её практический эффект долгое время оставался незначительным, но в итоге она поспособствовала устранению социального неравенства. Взять, к примеру, Джона Вулмана, квакера и одного из первых американцев, выступивших против рабства. За его позицией стояли гуманистические соображения, но ему удалось придать вес своей позиции, апеллируя к доктринам христианства, которые окружающие не осмеливались открыто оспаривать.



СВОБОДА


Слово «свобода» можно понимать двояко: как свободу нации от иностранного господства и как свободу гражданина следовать своим естественным наклонностям. Второй тип свободы впервые стал частью политики в форме религиозной терпимости — доктрины, получившей широкое распространение в XVI веке из-за того, что ни протестантам, ни католикам так и не удалось устранить своего противника. После ста лет противостояния, увенчавшегося ужасами тридцатилетней войны, некоторым просветлённым людям пришло в голову, что, возможно, все эти убийства необязательны и людям можно позволить иметь собственное мнение насчет преложения и пресуществления (превращения в таинстве Евхаристии хлеба и вина в тело и кровь Христа). Доктрину религиозной терпимости, вместе с Банком Англии и национальным долгом, принес в Англию голландский король Вильгельм III.



Величайшим теоретиком свободы в то время был Джон Локк, посвятивший много времени размышлению над проблемой примирения максимы свободы с необходимостью существования правительства. В XIX веке, вдобавок к свободе вероисповедания, возникли (по крайней мере, в западных демократиях) свобода прессы, свобода слова и свобода от произвольных арестов.



ЗАКОН И ПРАВИТЕЛЬСТВО


Последняя пара великих политических идей, которым человечество обязано тому небольшому прогрессу в управлении обществом, которого оно достигло, — это закон и правительство. Причем правительство — более важная из этих двух идей.


Правительство с лёгкостью может существовать без закона, но закон не может существовать без правительства.


Правительство можно определить как концентрацию коллективных сил общества в определённой организации, способной контролировать отдельных граждан и противодействовать угрозе со стороны иностранных государств. Война всегда была главным подспорьем для власти, ведь контроль правительства над гражданами всегда сильнее, когда идёт война (или существует опасность войны), чем во время продолжительного мира. Когда люди завладевают властью с целью противодействия внешней агрессии, они нередко пользуются возможностью для продвижения собственных корыстных интересов.


Демократия возникла как компромисс между властью и свободой.


Очевидно, что правительство необходимо для существования цивилизации, но, как показывает история, любая группа людей, наделённая властью над другими людьми, будет злоупотреблять своей властью, если может делать это безнаказанно. Демократия устанавливает ограничения на срок пребывания при власти и делает властные полномочия зависимым от общественного одобрения, тем самым предотвращая злоупотребления властью.


Когда второму Триумвирату нужны были деньги для борьбы с Брутом и Кассием, триумвиры составили список богатых людей, объявили их врагами общества, отрубили им головы и завладели их имуществом. Подобное невозможно в Америке или Англии наших дней. Мы обязаны этим фактом не только демократии, но и доктрине личной свободы. Эта доктрина состоит из двух аспектов: во-первых, человек не может быть подвергнут наказанию иначе как по приговору суда; и во-вторых, есть область, на которую не распространяется контроль государства (она включает в себя свободу слова, свободу прессы и свободу вероисповедания).


Доктрина личной свободы принесла с собой существенное улучшение жизни, и любой житель англоговорящих стран очень быстро это поймёт, если окажется в полицейском государстве.


Государство основано на балансе определённых идей и институтов: правительства, закона, личной свободы и демократии. Разумеется, личная свобода существовала задолго до появления правительства, но без правительства цивилизованная жизнь была невозможной. А когда государственная власть впервые возникла, она подразумевала рабство, абсолютную монархию и насильное насаждение религии. Учитывая всё это, ностальгия Руссо по жизни благородного дикаря вполне понятна. Однако его романтический идеал был всего лишь фантазией, ведь в действительности жизнь дикаря была «беспросветна, тупа и кратковременна».



В истории человечества периодически случаются периоды кризиса. Первый кризис возник, когда наши обезьяноподобные предки лишились хвоста, второй — когда они научились ходить на двух ногах и утратили защитный волосяной покров. Население планеты, которое изначально было очень малым, впервые значительно увеличилось после изобретения сельского хозяйства, а затем снова возросло благодаря появлению промышленного и медицинского оборудования. Но развитие техники принесло с собой и новый кризис, который ставит нас перед выбором: либо снова стать малочисленным видом, как во времена синантропа, либо учредить международное правительство.


Только международное правительство сможет гарантировать человечеству выживание.


Быть может, подобно тому, как за предыдущие пять тысяч лет люди прошли путь от деспотизма до благ американской конституции, так за следующие пять тысяч лет они пройдут путь от плохого международного правительства к хорошему.


Достижение этой цели позволит человечеству вступить в эру процветания. Благодаря достижениям науки, бедность во всём мире можно будет искоренить, работая не более четырёх-пяти часов в день, а болезни, с которыми люди успешно боролись в течение последних ста лет, будут окончательно побеждены. Большинство людей, несомненно, будут проводить новообретенное свободное время за развлечениями, но некоторые по-прежнему будут посвящать себя науке и искусству. Благодаря свободе от необходимости бороться за выживание, большая часть человечества будет наслаждаться праздностью богатых молодых афинян из диалогов Платона.


Всё вышеописанное находится в пределах возможного и требует только одного: чтобы власть имущие, а также поддерживающие их широкие массы, научились считать собственное выживание более важным, чем умерщвление своих врагов. Этот идеал вовсе не кажется недостижимым и, тем не менее, он до сих пор оказывался человечеству не по силам.



©Bertrand Russell



Этот текст был изначально опубликован на сайте «Батенька, да вы трансформер» — вот здесь. Оригинал можно почитать тут.


#философия, #общество

Просмотров: 145