Поиск
  • Роман Шевчук

Мишель Онфре: Как построить диктатуру. Принцип 4: Стереть историю


Тотальный контроль, на который претендует диктатура, распространяется не только на настоящее, но и на прошлое. Уничтожение истории, культуры и воображения позволяет превратить людей в простые винтики огромной машины, на которой диктатор стремительно мчится к краю пропасти.



ПРИНЦИП 4: СТЕРЕТЬ ИСТОРИЮ

«Реальная действительность существует вовсе не вне нас»


1. Подчистить прошлое

«Прошлое было подчищено, о подчистках забыли, и ложь стала правдой»


Прошлое должно быть стёрто, чтобы не было повода утверждать, что прошлое и будущее объективно существуют, что жизнь началась не с английской социалистической революции, что до неё люди мыслили иначе и имели другие убеждения.


Уинстон как раз и занимается подчищением прошлого. Он уничтожает факты, меняет дискурс, фабрикует ложь и обеспечивает её распространение через СМИ и официальные заявления Партии. В кинотеатрах демонстрируются поддельные кадры, которые власти выдают за документальные. Партия производит ложь и заменяет ей правду, утверждая, что того, что произошло, никогда не было, а то, чего никогда не было, и есть настоящее прошлое. Вымысел занимает место реальности.


2. Переписать историю

«Кто контролирует прошлое — контролирует будущее, кто контролирует настоящее — контролирует прошлое»


Подчищение прошлого имеет целью контроль над настоящим, а следовательно и над будущим. Функция Министерства Правды — инжиниринг правды.


Никто больше не знает, в каком году он живёт. Нет больше ни прошлого, ни будущего — только бесконечное настоящее. Таким образом, существующее в настоящем не имеет причин. А любой поиск причин тщетен.


На месте стёртой истории образуется вакуум, который заполняется переписыванием прошлого и фабрикацией воспоминаний о никогда не имевших места событиях.


3. Сформировать новую коллективную память

«Можно создавать мёртвых»


Партия придумала историческую фигуру — Огилви. Со временем вымышленный персонаж приобрёл героические поступки, фотографии и даже биографический фильм. «В трёхлетнем возрасте товарищ Огилви отказался от всех игрушек, за исключением барабана, автомата и заводного вертолета. В шесть лет, на год раньше, чем предусмотрено правилами, в порядке исключения его приняли в Сыщики. Уже в девять лет он стал вожатым отряда. В одиннадцать донёс в Полицию Мысли на своего дядю, который, как показалось товарищу Огилви из подслушанного разговора, высказал ряд преступных идей. В семнадцать он был уже районным организатором Молодёжной Антисексуальной Лиги. В девятнадцать товарищ Огилви изобрёл новую конструкцию ручной гранаты. Образец был одобрен Министерством Мира, и при первом же испытании эта граната убила тридцать одного евразийского военнопленного. А в двадцать три товарищ Огилви погиб в бою. Он летел на вертолёте над Индийским океаном, имея при себе важные донесения. Вражеские реактивные самолеты атаковали его. Чтобы документы не попали в руки противника, товарищ Огилви привязал к телу тяжелый пулемет и выбросился в море». Его жизнь была примерной и стерильной: он воздерживался от половых связей, не курил, ежедневно занимался спортом и так и не завёл собственную семью, чтобы лучше служить Партии, которой посвятил всю свою жизнь; не говорил ни о чём, кроме английского социализма.


Этот вымышленный персонаж обретает жизнь благодаря Министерству Правды и состоящим на службе у Партии журналистам, писателям и интеллектуалам. Именно один из них, Уинстон, по кусочкам создаёт этого персонажа пропаганды. Когда уничтожается история, рождается пропаганда. Огилви — это продукт политического маркетинга. «Забавно: можно создавать мёртвых и нельзя — живых».


4. Уничтожить книги

«Охота за книгами и их уничтожение в кварталах пролов проходили так же тщательно, как и в остальных местах»


Книги играют важнейшую роль в интеллектуальной жизни: они учат мыслить и аргументировать свои мысли, рассуждать и исследовать, обосновывать и излагать свои мысли. Они помогают осмыслить прошлое собственной культуры и других культур, позволяют создавать новые миры и другое будущее. Именно поэтому они опасны.


И именно поэтому книги подвергаются уничтожению. Вместе с их исчезновением исчезают и описанные в них миры прошлого и будущего, память о том, что было когда-то.


5. Превратить литературу в отрасль промышленности

«Книги — просто товар, который надо производить, как джем или шнурки для ботинок»


Параллельно с уничтожением книг происходит производство новых книг в промышленных масштабах. Уничтожая книги, развивающие критическое мышление, Партия создаёт пропагандистскую литературу, которая способствует насаждению государственной идеологии.


В Художественном Отделе есть «машины для сочинения романов». Книги производятся по шаблону, что позволяет менять форму, сохраняя ядро, согласующееся с официальной линией.


Эти машины выполняют работу, которую больше не в состоянии выполнять люди. Аппарат под названием «диктограф» позволяет преобразовывать устную речь в текст. Нужно всего лишь сесть за микрофон и начать говорить — текст мгновенно появляется на носителе.


Чтобы начать вести дневник, Уинстон должен сначала раздобыть пустой блокнот (которые больше не производятся), найти перо, чернила и чернильницу. А когда он садится за стол и оказвается перед чистым листом бумаги, то не знает, как записать свои мысли.



©Michel Onfray


Оригинал можно почитать тут.



#общество, #политика

16 просмотров0 комментариев